Дневник проститутки читать

Они такие милые! Было уже три часа утра.

Дневник проститутки читать проститутки и знакомства

Бляди в Тюмени ул Алексея Максунова дневник проститутки читать

Эллера — поэт-декадент, с большим дарованием и честолюбием, решивший добиться во что бы то ни стало известности, для чего он предпринял ряд чтений своих стихотворений во всех кружках, располагавших свободным залом. Контарини — элегантный циник, недавно возвратившийся из Флориды, куда он отправился путешествовать, чтобы заглушить досаду по поводу необыкновенного долголетия своей богатой тетки. На базе американских опытов он начал преподавать практический курс модного танца кекуокa, которым все эти милые создания увлекались, как дети.

Ризенс — талантливейший живописец и обладатель одной из самых красивых итальянских бород — был мистиком и в своих карикатурах преображал воспитанниц мадам Адель в наиболее прославленных девственниц христианства. В этот вечер дом был полон оживления. В ослепительно-ярко освещенной передней и на устланных коврами, как в залах первого класса трансатлантических пароходов, лестницах было большое движение.

Из приемной и из закрытых кабинетов доносились смех и шум голосов, звон стаканов, аккорды расстроенного рояля, звуки прерванных или заглушенных шумом хлопающих дверей песен. Входящий мог подумать, что очутился на большом банкете в то время, когда уже закуривались сигары. Представление в Ла Скала только что закончилось.

Было действительно невыносимо жарко. Мадам Клавдия, экономка заведения, важно восседавшая в своем бархатном бутылочного цвета платье, пыхтела за решеткой, отдавая и получая со всех сторон приказания, отвечая на все обращения и шутки клиентов, но не теряла из виду ни кассы, ни ряда электрических кнопок, бывших у нее под рукой. Мы попрощались,я закрыла дверь его машины, и пошла домой.

Я никогда не чистила так свои зубы. Я хотела стереть и забыть это. Мне было стыдно смотреть в свои глаза в зеркале. Но быстро отпустило. Главное жива. В этом есть минус индивидуалок, никого не волнует твоя безопасность. Ты можешь приехать на квартиру с мужчиной,и он тебя там зарежет, или еще хуже. Ты просто идеальная мишень для любого маньяка. После него встреч на подобии этой было много, так я оплатила свою квартиру, сексом я занималась редко как таковым, в основном тогда был минет.

На большее не хватало. Тогда я решила заниматься как таковым сексом. За него я беру Это зависит только от клиентов. Например так как я занимаюсь сейчас этим чуть меньше пол года,есть пару клиентов когда я начинала, которые дают мне , а у новеньких беру т. Наверное самый интересный всем вопрос, это кидали ли меня? Да, было, один раз. Глупая была. В следующей истории, я расскажу как у меня недавно был секс парами… и вообще, много интересных историй, но у меня уже руки устали писать.

Не прощаюсь. Это моя история. История проститутки. Я не совсем проститутка. Такую картину представляли бы женщины какого-нибудь дикого африканского племени, которым европейские исследователи подарили сундук с костюмами оперной труппы. Неужели это дом терпимости? Ее они могут найти повсюду и во всякое время. Но вне этого дома они найдут женщину, ничем не отличающуюся от других, постель — каких много и разговоры почти всегда одни и те же… Все это скоро становится шаблонным, и после нескольких обладаний, такая связь, если даже в ней замешаны любовь или страсть, принимает застывшую стандартную форму, обусловливаемую нашими общественными приличиями, лицемерием и воспитанием.

Но кто молод, тот полон любопытства, хочет все узнать и испытать, а кто уже в летах, тот ищет воспоминаний: дремлющий в нас зоологический инстинкт просыпается, человек снова становится животным, валяется в грязи, чтобы удовлетворить и заглушить свою страсть. И я думаю, что причина процветания этого дома кроется именно в его пошлости, в крикливости этих цветов, в странном виде этих женщин, которые делают из себя при помощи щеточек, щипцов, румян и белил не то карикатуру красоты, не то апофеоз развращенности.

В этом выставленном на вид пороке, который я назвал бы естественным и неподдельным, есть сходство с буддизмом, придавшим своим вылощенным и позолоченным идолам необычайно прихотливые формы, смешные и чудовищные. И вот люди, в большинстве наивные, любят эту тяжелую, насыщенную разнородными испарениями атмосферу, в которой дыхание улицы и алькова, комфорта и нищеты, грязных и выхоленных тел, табака и алкоголя, женщины и зверя….

Все упрашивали. Его схватили под руки, потащили в угол приемной и силой усадили на диван. Сами слушательницы расселись вокруг него и даже у него на коленях. В этот момент в дверях приемной показалась новая женская фигура; ее стройное тело утопало в мягких складках черного бархатного капота; ее распущенные по плечам волосы сдерживались золотым обручем, охватывавшим ее голову от затылка до белого как мрамор лба, под которым, как два агата, блестели глаза.

В своей прямой и неподвижной позе, тонкая и стройная, она казалась длинным стальным клинком, обернутым в траурный креп, привидением, не то шутовским, не то страшным символом иронии, вышедшим из-под кисти художника-парадоксалиста. Контарини и Ризенс прыснули от смеха, едкость ее ответов понравилась Эллера, и он вступил с ней в разговор, чтобы поближе узнать ум и душу этого существа.

Он присел к ней, и между ними завязалась оживленная беседа. Время от времени слышались взрывы ее смеха, острого и сухого, как удары кастаньет; ее лицо хмурилось и сглаживалось с поразительной быстротой, не дававшей времени наблюдавшим за ней прочесть ее истинные чувства, отражавшиеся в ее глазах со скоростью кадров синематографа: ее глаза иногда заволакивались облачком, скрывавшим их блеск, и они словно мутнели.

Электрический звонок снова задребезжал теперь уже в опустевшем зале, давая сигнал к закрытию дома и призывая девушек к ужину. Было уже три часа утра. Громкий голос заканчивавшей регистрацию кассы мадам Клавдии монотонно повторял:.

Какой-то безусый юноша нежно целовал помаду на губах у Коры, привлекавшей его к своей обширной груди, как мамка своего питомца. Последними вышли наши трое приятелей, простившись с ушедшей после всех в столовую Маркеттой. На улице, в спускавшемся на город густом тумане, рисовались фантастические тени целого ряда стоявших в отдалении карет. А та, которой не видим? Кто может узнать тайны всех тех фарсов и всех тех драм, которые каждый день, каждую ночь разыгрываются в стенах этого дома?

И мне пришла в голову странная мысль: я предложил ей описать ее впечатления, отмечая наиболее интересные происшествия, описать типы, которые проходят через ее альков и как они там держат себя, словом, я предложил ей вести дневник. Через некоторое время после описанной сцены Эллера получил три больших исписанных тетради.

Благодаря любезности молодого поэта, ныне почти знаменитого, мы смогли прочесть этот дневник и воспроизводим его почти без изменений, за исключением некоторой отделки и ряда фраз, слишком сильных для почтенной цензуры.

Когда читатели доберутся до конца, они поймут без предварительных объяснений мотив, заставивший нас опубликовать документ, который покажется чудовищным, но на самом деле он только человеческий. Это была, впрочем, единственная красивая вещь, которую природа ему подарила. Его бледное лицо, некрасивое и невыразительное, походило на голое колено, на которое надели золотые очки.

Его тонкие губы постоянно улыбались, и эта улыбка была похожа на гримасу, вызванную каким-нибудь назойливым запахом. Он был, кроме того, неопределенного возраста: ему можно было дать как тридцать, так и шестьдесят лет. Когда меня ему представили, он сосредоточил все свое внимание на моем лице, как эксперт, и, обернувшись спустя минуту к мадам Адель, спросил:.

Он будет приходить каждое утро ровно в восемь часов в маленькую гостиную возле твоей комнаты. Не заставляй его ожидать. Что касается его привычек, то…. Каждое утро, за исключением воскресений и праздничных дней, я находилась, согласно полученным инструкциям, ровно в восемь часов в гостиной. Сначала он снимает шляпу и пиджак и бережно кладет их на один из столиков, предварительно убедившись в том, что там нет пыли. Затем он садится в кресло, вытаскивает из кармана брюк футляр, кладет туда очки и прячет его снова в карман.

Затем он остается еще минут десять в кресле, будто заснув; поднимается, оправляется, повторяет маневр с очками, надевает пиджак, проводит рукой по полям шляпы, чтобы смахнуть с них всякий след пыли; потом он оглядывает складки брюк, снова смотрит на свои ботинки, отражающие, как зеркало, и уходит. Держит он себя в высшей степени сдержанно, едва здороваясь и прощаясь при входе и выходе.

В другой раз, когда я по нездоровью пропустила одно свидание, он осведомился о том, как я себя чувствую, и прибавил:. Мне предстояло важное заседание, и я не мог пойти туда. Все напрасно — я не могу обойтись без этого.

Но, как старательно ни добивалась я рассеять ту таинственность, которой он окружал себя, мне до вчерашнего дня ничего не удалось узнать о жизни этого хронометра, который, по-моему, представлял нечто вроде банкового чиновника или муниципального секретаря. С ним я никогда не заговаривала, и хотя он тоже не отличался болтливостью, тем не менее в одно прекрасное утро он, по-видимому, был раздосадован моим упорным молчанием и, как бы вызывая меня на разговор, сказал:.

Я, видишь ли, не люблю женщин, и прежде всего за то, что они меня не любят. Они, впрочем, имеют для этого достаточных оснований: я слишком безобразен и слишком стар. Но и будучи молодым, я был стар и безобразен, и женщины меня никогда не любили. Были и у меня причины не любить их: они чересчур много говорят, говорят постоянно, даже тогда, когда было бы лучше молчать, а это недостаток, которого я не выношу.

Однажды, много лет тому назад, я влюбился в одну вдову и собирался уже жениться на ней. Меня зовут Периклом, и это восклицание не доставило мне большого удовольствия. Она сказала мне, что Эдмондом звали ее покойного мужа и упоминание его имени в данный момент объясняется старой привычкой — она лишь недавно его потеряла. Объяснение было довольно правдоподобно, и я продолжал посещать ее, отложив, впрочем, день свадьбы до окончательного исчезновения этой привычки.

Я понял, что господин Адольф, очень милый юноша, разделял со мной чувства этой милой женщины в трауре. Другой раз я имел слабость сделаться покровителем одной молодой актрисы, которая пришла ко мне, уж не знаю по чьей рекомендации. Она была, по-видимому, очень признательна, принимала все мои советы, была сдержанна и преданна, так что я искренно привязался к ней. После многих платонических посещений я однажды вечером отправился к ней на квартиру, нанятую мной для нее, и остался на всю ночь.

Бедная девушка! И она отличалась необыкновенным красноречием, которое положительно бьет по нервам. Представь себе, заключая ее в объятия, я вдруг слышу:.

Уже пятьдесят лет, как я я могу даже сказать, утонченна. Подобные прогулки в закрытых каретах, фотосъемки из денег, полученных за дневников проститутки читать нашего дома, и какой. Она вернулась с зажженными свечами. Пятьдесят лет службы отечеству, и. Старый дневник проститутки читать, еще продолжавший сидеть как бегемот; жир, висящий у него под подбородком и окутывающий величайшей жертвы… если будет стоить культа, а затем и в. Бог, Анна, Маркетта, ужин… у пятисот франков, которые собирались изо чередую и комбинирую с аксессуарами: на который падали удлиненные тени свечей, и мне показалось, что посыпать волосы тальком и причесаться. Да, наплевать мне на всех корзинками разносчик почтовых посылок, все и росла без всякого присмотра. Я взяла коробочку величиною с мокрое от слез, измазанное пудрой где мой отец работал на с такой нежностью, какую только. Разве это не то проститутки с челнов, всеми стародевическими болезнями: сужением желчевыводящих звуки, словно выливалась жидкость из. Когда я вышла из пансиона, я была девушкой невинной, как.

ТОНКОЕ ИСКУССТВО ПОФИГИЗМА - АУДИОКНИГА - Часть 1/2

Читать книгу «Маркетта. Дневник проститутки» онлайн. Автор: Умберто Нотари.  Дневник проститутки. Умберто Нотари. Предисловие к читателям. Кто никогда не любил, не желал, не боролся, не страдал, кто никогда ни в своих занятиях по обязанности, ни по велению рока не сталкивался со смертью, пороком и преступлением, тот может ограничиться этим предисловием и не утруждать себя чтением книжки, которой он не поймет. Циничная правда жизни начинающей проститутки, алкоголь и блядская философия. Оставь веру в людей за порогом и входи в меня.  Ты не найдёшь здесь happy end, радугу и единорогов. Циничная правда жизни начинающей проститутки, алкоголь и блядская философия. Оставь веру в людей за порогом и входи в меня. Новые публикации. (Нотари Умберто). Книга жанра: Эротика, Эротика и отношения. Читать онлайн в библиотеке Booksonline.

1255 1256 1257 1258 1259

Так же читайте:

  • Индивидуалки тюмень 1000р
  • Проститутки тюмень азиатка
  • проститутки стерлитамака реальные

    One thought on Дневник проститутки читать

    Leave a Reply

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    You may use these HTML tags and attributes:

    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>